Грибы для всех
Справочник грибов, рецепты из грибов

Свирский рыжик

Просмотров: 719Комментарии: 0
О грибах

мне нужно краткое содержание Алексей Иванович Свирский. Рыжик для читательского дневника ПЛИЗ ОЧЕНЬ НАДО

  1. Трудная судьба выпала на долю подкидыша Саньки, по прозвищу Рыжик. Скитаясь с бродячим актером по России, он попадает то в воровской притон в Одессе, то присутствует при трагической гибели своего единственного друга, подрядившегося в Петербурге развлекать публику ходьбой по канату: сорвавшись, актер умирает на руках у Рыжика.

Читать онлайн "рыжик" автора свирский алексей - rulit.net - страница 66

Поздно ночью Санька проснулся сам не свой. Перед ним происходило что-то непонятное. Ночлежники, заспанные, рваные, жалкие, как безумные метались во все стороны, соскакивали с нар, подбегали к дверям, как будто искали спасения. Ужас моментально овладел Рыжиком, и он совершенно растерялся. Широко раскрытыми глазами глядел он вокруг себя и ничего не понимал. За дверьми ночлежки слышался топот множества ног, грубые голоса и какое-то странное позвякивание.

«Пожар!» — промелькнула мысль в голове Саньки, и он в одно мгновение вскочил на ноги.

А кругом шептали голоса: «Облава идет!.. Облава!..»

Рыжик видел, как некоторые ночлежники соскакивали на пол и заползали под нары.

— Что такое? Пожар? Да? — тревожно спросил он у Герасима, готовый при первом утвердительном кивке опрометью броситься вон из ночлежки.

Герасим, худой и бледный, в рваной кофте, стоял на наре и головой, казалось, подпирал потолок.

— Нет, голубчик, не пожар, а облава, — тихо ответил Герасим.

Санька заметил, что его новый друг чем-то сильно напуган.

— А это что такое — облава? — спросил Рыжик.

— Полиция пришла… Паспорта спрашивать будет… У кого нет, того заберут.

Невозможно передать, что сделалось с Санькой при последних словах Герасима. Его охватил какой-то непонятный ужас, и он весь загорелся желанием скорее куда-нибудь скрыться, спрятаться и, как многие ночлежники, заметался и забился, точно рыба в сети.

— Сойдем вниз, под нары… — торопливым шепотом проговорил он, подскочив к Герасиму. — Ну, что же ты стоишь?.. Идем, говорю, спрячемся.

И он насильно стащил друга с нар.

ночлежку сразу вошло несколько человек. Рыжик, затаив дыхание, лежал под нарой за грудами человеческих тел. С большим трудом ему удалось пробраться к самой стене. Как он ни трусил, но любопытство заставляло его время от времени поднимать голову и выглядывать из своего темного угла. Рыжик видел одни только ноги, или, вернее говоря, сапоги вошедших людей. По этим сапогам он в уме строил разные догадки и предположения. Вот смело и уверенно прошли лакированные ботфорты со шпорами, в кожаных калошах. «Это ноги пристава», — догадывался Санька. А вот уж более тяжело следуют за ботфортами ярко вычищенные сапоги в глубоких резиновых калошах — это, по мнению Рыжика, ноги околоточного.

А вот показались и ноги городовых, большие, сильные, обутые в солдатские сапоги.

Ноги пристава остановились у самой нары, а вслед за тем раздался сильный, властный голос:

— Ты, што ли, хозяин?

— Так точно, ваше благородие! — отвечал тихий, слабенький голосок.

— На сколько человек у тебя помещение?.. Што? На сорок? А напихал-то ты сколько!.. Што? Я покажу тебе, каналья, как сто человек вместо сорока пускать…

Правый ботфорт топнул об пол. Зазвенела шпора, и в ночлежке наступила тишина. Рыжик слышал, как учащенно и тревожно стучали сердца у спрятавшихся под нарой оборванцев.

— Эй, приготовьте паспорта! — крикнул другой, какой-то простуженный голос, и ноги околоточного заходили вдоль нар.

Вслед за тем раздались чьи-то мольбы, жалобы и грозные окрики.

— Ваше благородие, не губите!..

— Я сам уйду, ваше благородие, смилосердуйтесь!..

— Ладно, знаю я, как вы сами уходите: вас из одного конца выгонишь, а вы через другой являетесь…

— Ваше благородие, верблюд и то через игольное ушко проходит, сказано в писании…

— Ладно, молчи!.. Ученый какой… Ну-с, хозяин, — продолжал все тот же голос, — а сколько под нарами народу спрятано?.. Што?.. Ефремов, зажги-ка спичку да погляди, што под нарами делается.

Санька закрыл глаза и замер.

Облава продолжалась довольно долго. Из-под нар один за другим были вытащены все спрятавшиеся, за исключением одного только Рыжика. Ему на этот раз посчастливилось. Потому ли, что он лежал у самой стены, или у Ефремова спичек не хватило, но только Саньку никто не потревожил, и он остался лежать на своем месте. Ему не хотелось вылезать из-под нар даже тогда, когда все уже кончилось и полиции не стало. Он слышал, как уходило начальство и как оставшиеся ночлежники говорили о тридцати беспаспортных, забранных полицией. Вылез Санька лишь после того, как окончательно убедился, что опасность миновала. Ночлежники, постепенно успокоившись, заснули крепким сном. Их тела неподвижными серыми комьями вырисовывались на желтоватом фоне деревянных нар. Теперь уже не было такой тесноты, и, где недавно спали беспаспортные, образовались пустые пространства. Помимо Рыжика, в ночлежке был еще один человек, который не спал, — это Герасим. Санька сейчас же его увидал, как только вылез из-под нар. Герасим сидел на краю нары и упорно смотрел на запертую дверь, точно он ожидал кого-то.

— Ты что? — обратился к нему Рыжик и с удивлением остановился перед ним.

Санька был рад, что его друга не арестовали, и в то же время удивлялся, как это могло случиться.

— Разве тебя не забрали? Ведь у тебя паспорта нет?

— Есть паспорт, да просрочен он у меня, голубчик ты мой, — проговорил Герасим. — Вот начальство и приказало дяде отправить меня, а дяденька серчает…

Последние слова Герасим проговорил со слезами в голосе.

Санька с изумлением посмотрел на него: такой, дескать, большой, а плачет.

— Ну, и пусть его сердится, — заметил Рыжик, — все равно он не помогает тебе. Какой он дядя!..

Он помолчал немного, а потом спросил:

— А ты как отправишься?

— Да пешком, должно быть… На Москву пойду. Хотел вот до тепла пожить здесь, а надо завтра в путь-дорогу пуститься…

— Знаешь что, — вдруг перебил Рыжик Герасима, — пойду и я с тобой! Что мне тут делать?.. Возьмешь меня?

— Отчего же не взять? Возьму, пожалуй… Только холодно будет. Гляди, замерзнешь в пути…

— Нет, не замерзну!.. Я, брат…

Санька не договорил: дверь с шумом неожиданно открылась, и в ночлежку вошел сам хозяин, Прохор Степаныч. руках он держал овчинный полушубок, издававший противный кислый запах.

— На держи и уходи, сделай милость! — обратился хозяин к Герасиму и швырнул ему полушубок. — Уходи, слышь, говорю, и не приходи больше. Убью!.. На держи и деньги, — добавил он и высыпал в руку племянника какую-то мелочь. — И ты, рыжий дьявол, убирайся вон! — вдруг набросился хозяин на Саньку. — Чего тут глазами хлопаешь?.. А тебе, Герасим, говорю: не приходи больше. Несчастье мне приносишь.

— Дяденька, Прохор Степаныч, простите христа-ради! — вдруг возопил Герасим и упал к ногам хозяина.

Тот взмахнул руками и в каком-то страхе шарахнулся в сторону от упавшего к его ногам племянника, а затем быстро вышел вон.

— Ага, испугался, ирод! — злорадно пустил ему вдогонку Рыжик и бросился собирать монеты, выпавшие из рук Герасима.

Последний медленно поднялся с пола и ладонями стал вытирать свое мокрое от слез лицо.

— Вот, все собрал… И всего-то, изверг, двадцать три копейки дал, — проговорил Рыжик, передавая собранные монеты Герасиму.

— Держи у себя, все едино вместе пойдем, — сквозь слезы сказал Герасим и слегка отстранил руку Саньки.

Рыжик в душе очень обрадовался, что его берут с собою, и вместе с тем пожалел друга, которого, по его мнению, зверски обидел дядя.

— Шубу, видишь, подарил, — заворчал Санька, — а спроси, сколько эта шуба стоит?

Санька осторожно развернул полушубок, оказавшийся весь в заплатах и дырах, и примерил его.

— Так и носи его, — сказал Герасим, видя, что Рыжик хочет сбросить полушубок.

— А ты как же? — спросил Санька, обращаясь к Герасиму.

— Мне не надо — у меня вот эта штука теплая, — указал Герасим на свою ватную кофту.

— Ну, спасибо, ежели так, — промолвил Рыжик и прошелся в полушубке несколько раз взад и вперед.

Было восемь часов утра, когда Герасим и Санька вышли из ночлежки и направились к Московской заставе. Погода была ужасная. синеватых сумерках рассвета кружились гонимые холодным ветром мелкие сухие снежинки.

— Вот и зима пришла! — воскликнул Рыжик и плотнее закутался в полушубок.

"рыжик" свирский алексей (скачать аудиокнигу бесплатно или слушать онлайн)

Аудиокнига Алексея Свирского "Рыжик" - это яркая и жизненная повесть от классика отечественной литературы XX-го века.

События описываемые в книге берут своё начало в первой четверти XX-го века в не простое время перемен. У главного героя — Саньки, жизнь сразу не задалась, его в детстве подкинули и жилось ему у приёмных родителей весьма не сладко. Надеясь найти место по лучше он бежит из не родной семьи и некоторое время просто слоняется по улицам, где и встречает веселого бродячего актера. Уже вместе они отправляются в шумную и сытную Одессу, но волею обстоятельств им приходится расстаться и Санька попадает в притон для воров.

Аудиокнигу Алексея Свирского "Рыжик" вы можете скачать бесплатно или слушать онлайн прямо на сайте.  

Рыжик - свирский алексей

РыжикНазвание:РыжикАвтор:Свирский АлексейОценка:4.1 из 5, проголосовало читателей - 14Описание:В повести русского писателя А. И. Свирского (1865—1942) отражена нищая, бесправная жизнь низов царской России — босяков, ремесленников, беспризорных детей. Повесть написана в 1901 году.Издание:1901 г.Содержание:

Рыжик - свирский алексей иванович, читать онлайн, скачать книгу бесплатно

Дамы и господа! Электронные книги в библиотеке бесплатны. Вы можете их читать онлайн или же бесплатно скачать в любом из выбранных форматов: txt, jar и zip. Обратите внимание, что качественные электронные и бумажные книги можно приобрести в специализированных электронных библиотеках и книжных магазинах (Litres, Read.ru и т.д.).

Возможность свободного добавления книг в разделы библиотеки (категории книг) технически закрыта с июня 2010г. Если Вы обладаете правами на какой-либо текст и не согласны с его размещением на сайте, пожалуйста, напишите нам.

Добавление новых книг в разделы библиотеки возможно только в порядке, не противоречащем Законодательству РФ, лицами, обладающими правами на тексты.

Рыжик — алексей свирский

Когда-то давно в детской хрестоматии я прочитала отрывок из этой книге. В отрывке рассказывалось про голодного мальчика, который попытался стянуть кусок хлеба в столовой для нищих. Тогда мне стало очень интересно, что же случится с мальчиком дальше.

Читается книга легко и достаточно интересно. Но.. что заставило маленьких героев книги бродяжничать? Ведь жили они не хуже окружающих их людей. Почему Рыжик не хотел трудиться и стать уважаемым человеком? Чем лучше скитаться и голодать, чем жить оседло? Ответов на эти вопросы книга не дает.

Санька или Рыжик - удивительно живой персонаж, описан детально, в него верится. Он и добрый, жалеет других, верит в доброту, но при этом неусидчивый,даже ленивый, не хочет думать о том, как хотел бы жить дальше.

В начале книги мне было жалко всех героев. Но потом мне становилось все меньше и меньше жаль их. У взрослых основная причина несчастий и бедности - выпивка. Что ж.. прошло больше ста лет как написана книга, а проблема все еще актуальна.

Жаль концовка у книги такая.. оборванная что ли. Мне хочется все же узнать, чем все закончится, вернется ли Рыжик домой.

Свирский, алексей иванович — википедия

Алексей Иванович Свирский

Имя при рождении:

Шимон-Довид Вигдорович

Дата рождения:

8 октября 1865

Дата смерти:

6 декабря 1942 (77 лет)

Место смерти:

Москва

Гражданство:

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя ?

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Род деятельности:

писатель

Направление:

беллетрист

Алексей Иванович Свирский (1865—1942) — русский писатель-беллетрист.

Биография[править]

Родился в бедной еврейской семье. С 12 лет Свирский путешествовал по всей России, был в Персии и Турции, бывал в тюрьмах, ночлежных домах и притонах. Работал портовым грузчиком, упряжным в донецких шахтах, чернорабочим на вышках Баку, на виноградниках и табачных плантациях Кавказа и Бессарабии. Первое стихотворение Свирского, посвященное памяти А. Кольцова, было напечатано в 1892 в газ. «Ростовские н/Д. известия». С этих пор Свирский начал регулярно писать очерки «из босяцкой жизни». Первые книги — «Ростовские трущобы», «По тюрьмам и вертепам», «Погибшие люди» — вышли в 1893, 1895, 1898, получив одобрение критика Скабичевского. Свирским написано около 20 книг — рассказов, очерков, повестей и пьес. После Великой Октябрьской пролетарской революции Свирский вступил в партию. В период гражданской войны был в Красной армии, с 1921 принимал участие в работе Всероссийского союза писателей.

Темы произведений Свирского: жизнь городского «дна», ремесленного пролетариата, еврейской бедноты, фабричных рабочих, шахтеров, обывателей, интеллигенции и др.

Особенного внимания советской критики удостоилась повесть «Записки рабочего», появившаяся в 1907 году и тогда же сожжённая по постановлению петербургской судебной палаты. Тема повести — «рост сознательности молодого пролетария, который приходит к убеждению в необходимости борьбы» не только с «капиталистами-хозяевами», но и со всей политической системой царской России. Однако это произведение по мнению советских критиков, «носило черты „агитки“, не свободной и от идеологических ошибок» (противопоставление жизни русских рабочих почти «идиллическому» существованию западных пролетариев). Похвальных отзывов советских критиков удостоилсь очерки, изображающие жизнь ремесленного пролетариата, главным образом молодёжи («Дебют» и др.), а также еврейского ремесленничества («Портной Хацкель»).

Особое место в творчестве Свирского занимает изображение детей и подростков городской окраины. Свирский даёт яркие и красочные картины жизни полунищей и совершенно нищей детворы, вынужденной с ранних лет в ожесточённой борьбе добывать себе кусок хлеба («Дети улицы», «Первый выход», «Вор» и повесть «Рыжик» — наиболее популярные произведения Свирского о детях). Особенно хороша повесть «Рыжик».

Послеоктябрьская действительность ещё не нашла своего отражения в творчестве Свирского. Рассказы Свирского из послереволюционной жизни («Стальное сердце», «Хорошая жизнь» и др.) критиковались как «слабые». Зато автобиографическая повесть «История моей жизни», рисующая тяжёлое детство автора, его скитальческую голодную жизнь, жестокую борьбу за существование и «постепенное осознание порочности существовавшего общественного строя» удостоилась хвалебных отзывов.

Библиография[править]

  • Собр. сочин., 6тт., изд. «Освобождение», СПБ, 1909—1916 (т. VI — изд. «Северные дни»); Полное собр. сочин., с автобиограф. и критико-биограф. очерком И.Кубикова, 10тт., «Зиф», М. 1928—1930; История моей жизни, изд. «Советский писатель», М., 1935.
  • Машбиц-Веров И. Творчество А. Свирского, «На литературном посту», 1926, № 2; ГроссманЛ., А.Свирский, «Красная нива», 1926, № 12; ДинамовС., А.Свирский, «Книгоноша», 1926, № 14; Соболев Юр., А.Свирский, «Журналист», 1926, № 3; Смирнов-КутачевскийА., Мастер очерка, «Красная новь», 1929, № 11.
  • Владиславлев И. В. Русские писатели, изд. 4, М. — Л., 1924; Его же, Литература великого десятилетия (1917—1927), т. I, М. — Л., 1928; Писатели современной эпохи, т. I, ред. Б. П. Козьмина, М., 1928.

Литература[править]

  • Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. Под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского. 1929—1939.
  • Свирский Алексей

ПисательЭто заготовка статьи о писателе. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив её.